Авторизация на сайте

Обратный звонок
+7 (831) 293-42-32
8 800 550 35 40 (звонок бесплатный)
vkontakte facebook lj YouTube Google+ Twitter
...

Директор центра реабилитации,
кандидат медицинских наук,
академик РАЕН





Наши услуги

В реабилитационном центре Вы получите консультации высококвалифицированных специалистов

К Вашим услугам предоставляются современные клинические и инструментальные методы обследования

Комплекс длительных специальных мероприятий, направленных на восстановление несформированных или утраченных функций центральной нервной системы

В нашей клинике вы можете получить профессиональное обслуживание на высоком уровне.




 Лечение нагрузкой(адаптация человека в процессе возвратного нейроонтогенеза)

ХХI век уже оставил огромное количество книг, посвященных проблеме развития мозга и болезней повреждённого мозга. С позиции структурно-функциональной организации мозга и его трансформации можно выделить два направления: вперёд (прогресс) и назад (регресс). Если мы говорим вперёд, то этот процесс можно сравнить со строительством многоэтажного дома, который строится поэтапно. Если этот архитектурный принцип перевести на этапность естественного нейроонтогенеза, то сначала формируется нервная трубка (хорда), потом ствол мозга с мозжечком, далее - промежуточный мозг с гипофизом, а уж только потом подкорковые образования и сама кора больших полушарий.

ris_1 (1).jpg

естественный нейроонтогенез

Если мы говорим назад, то этот процесс можно сравнить с ремонтом, реконструкцией или реставрацией того же многоэтажного дома. Всем понятно - логически сначала разбирается крыша, потом верхние этажи, а лишь затем - нижние этажи. Этот принцип лежит в основе возвратного нейроонтогенеза и его стадий.

ris_222b.jpg

возвратный нейроонтогенез

С философской точки зрения понятие «развитие» любой системы несёт в себе не только позитивный смысл. На самом деле, на каждом этапе естественного нейроонтогенезареализуются как «позитивные» программы развития так и «негативные» программы. Таким образом, если стимуляция развития дозируемая, то развитие человека осуществляется правильно, а если стимулов недостаточно (депривация), то развитие человека осуществляется по неправильному сценарию. К сожалению, «негативные» программы развития мозга могут проявляться двигательными, поведенческими и речевыми дефектами. Вопрос об изначальной несформированности основных функций у человека (недоразвитие или задержка развития) создаёт огромный политический резонанс в обществе.

При решении проблем регресса основных функций человека (движение, поведение, речь), идущих в противоположном направлении естественного развития, также может формироваться два аспекта: положительный и отрицательный. С логической точки зрения понятие «распад основных функций при болезнях повреждённого мозга» несёт в себе как «позитивный» так и «негативный» смысл. Возвратный нейроонтогенез с негативным оттенком – это умирание человека и его мозга. Возвратный нейроонтогенез с положительным аспектом – это восстановление (исправление) функций через поломку патологических ансамблей мозга. Больной человек и его повреждённый мозг должен вернуться в «место поломки». Временный откат назад можно рассматривать как осознанная необходимость или вынужденная мера, так как сам дефект без его разборки не исчезнет. Как и при естественном нейроонтогенезе, при плановой структурно-функциональной перестройке нагрузка также должна быть дозируемая. В процессе реабилитации разрушение дефекта осуществляется с помощью тренировки с последующим научением. Только при управляемой перестройке (направленная адаптация) восстановление будет идти по положительному сценарию. А если нагрузка чрезмерная (не дозируемая), то она приведёт к полному распаду всей нервной системы. С электрофизиологической точки зрения, при распаде синапсов в мозге могут формироваться генераторы патологически усиленного возбуждения (ГПУВ), которые на сегодняшний день рассматриваются только с негативной точки зрения. Эти аспекты детально изучает общая патофизиология нервной системы (Г.Н.Крыжановский, 1997). Решение проблемы денервации, как нарушения эфферентного звена рефлекторной дуги и деафферентации, как нарушения афферентного звена рефлекторной дуги, позволит полностью восстановить основные функции человека. Заболевания с распадом или выпадением функций (травмы или сосудистые заболевания, эндогенные, нервно-мышечные и демиелинизирующие заболевания, речевые нарушения) приводят к инвалидности и огромным экономическим затратам.

Двигательные, психологические и лингвистические аспекты реабилитации больных с несформированными или утраченными функциями определяются принципами восстановительной медицины и коррекционной педагогикой. Используя принцип восстановительной медицины (разрушение дефекта) – в нервной системе возникает временная дизинтеграция. Используя принцип коррекционной педагогики (сильная стимуляция развития) – в нервной системе возникает временная дизрегуляция. Все базисные типовые патологические (патогенез) и реабилитационные (саногенез) процессы прямо или опосредованно связаны друг с другом. Поэтому влияния на один из них сказываются косвенным образом на других процессах. В этой связи считаю необходимым напомнить о классификации основных и типовых патологических процессах.

Основные патологические синдромы у человека
(инфекционное, аллергическое и репаративное воспаление)

Признаки заболевания:
- лихорадка
- нарушение аппетита (снижение, повышение, тошнота, рвота и др.)
- паралич (выпадение функций двигательного, вестибулярного,
звукового, обонятельного, вкусового, зрительного анализатора)
- канцерогенез (рак, саркома)
- боль (травма, головная боль, острый живот, коронарная боль и др.)
и  др.

Типовые патологические нарушения

  1. Нарушения кроветворной системы
  2. Нарушения сердечно-сосудистой системы
  3. Нарушения иммунной системы
  4. Нарушения эндокринной системы
  5. Нарушения опорно-двигательного аппарата
  6. Нарушения моче-половой системы
  7. Нарушения кожи
  8. Структурно-функциональные нарушения нервной системы человека:
8.1.Недоразвитие или задержка развития по возрасту:
- вектор развития движений;
- вектор развития поведения;
- вектор развития речи;
8.2.Заболевания на фоне нормального развития нервной системы:
- вектор развития движений;
- вектор развития поведения;
- вектор развития речи;
8.3.Заболевания с распадом основных функций:
- неврологические заболевания и нейроортопедические синдромы;
- психические заболевания и психологические синдромы;
- оториноларингологические заболевания и логопедические синдромы;
8.4.Состояния после тренировки или перегрузки:
- дозированный физический стресс: 
изометрическое напряжение (статика, растяжка)
 или изотоническое напряжение (динамика, перемещение);
- дозированный психологический стресс: 
развивающие игры (драма, комедия, трагедия) 
  или научение (дошкольное и школьное обучение);
- дозированный звуковой стресс: 
импрессивная речь (аудирование, шум, прослушивание музыкальных и литературных произведений)
или экспрессивная речь (пение, монолог, диалог).

Объединённые общими понятиями «заболевание и восстановление» медицинские и педагогические дисциплины изучают изменения в нервной системе человека, которые возникают в результате болезни и выздоровления, в частности, отдельные стороны течения патологического и реабилитационного процесса. Следует отметить тесную связь между дисциплинами, изучающими нейрофизиологические процессы при патологии, в норме и в нагрузках. Наиболее ярко эта связь прослеживается в рамках концепции «лечения нагрузкой».Различия между реабилитационными и патологическими реакциями определяются мерой их осуществления, т.е. дозой воздействия (дозированная стимуляция или чрезмерная нагрузка). В научных работах проф. В.Д.Трошина положены основы динамического саногенеза больных с нарушениями нервной системы. В процессе индивидуального онтогенеза необходимо учитывать силу и экспозицию раздражителя, возраст больного, пол, стадийность заболевания, полифакторность и нейрореактивность (В.Д.Трошин, 2007). Если эта доза нагрузки или мера воздействия (пусть даже вынужденная) соответствует потребности организма, реакция имеет адаптивный, физиологический характер, если не соответствует, то реакция приобретает дизадаптивный, т.е. патологический характер.

tabl_8.jpg

Таблица №1

Как патологические (патогенез), так и реабилитационные (саногенез) процессы в нервной системе являются явления, не имеющие специфической нозологической и этиологической характеристики осуществляющиеся при различных болезнях повреждённого мозга (Этот термин применила Н.П.Бехтерева). К типовым валеологическим (здоровьесберегающие технологии) и реабилитационным (инновационные технологии) процессам, имеющим практическое значение, можно отнести следующие электрофизиологические механизмы:

  1. Афферентация
  2. Деафферентация с пессимальным торможением
  3. Частичное и временное нарушение интегративной деятельности нервной системы

Дозированное повреждение (сильная стимуляция) нервной системы, возникающие на реабилитационных занятиях (АФР, ППР, ВРР), являются необходимым условием развития общего реабилитационного синдрома (ОРС). Механизм возвратного нейроонтогенеза немного отличается от общего адаптационного синдрома (ОАС) Г.Селье. Во-первых, стимуляция фенотипической перестройки осуществляется афферентным (электрофизиологическим) путём, которая включает механизм эндогенизации. (Этот термин применил Г.Н.Крыжановский). Во-вторых, в процессе возвратного нейроонтогенеза происходит «временная электродинамическая дедифференцировка» патологического очага в центральной нервной системе (ЦНС). Этот процесс возможен при торможении группы нейронов (пессимальное торможение). В-третьих, из-за временного нарушения интегративной деятельности нервной системы человека происходит временная локомоторная инволюция, временное психическое одичание и временная речевая десоциализация.

chema_1.1.jpg

Схема реабилитационных процессов при восстановлении двигательного акта
Схема реабилитационных процессов при восстановлении поведенческого акта

Схема реабилитационных процессов при восстановлении поведенческого акта
chema_3.1.jpg

Схема реабилитационных процессов при восстановлении речевого акта

Временный возврат основных функций человека к более ранним стадиям онтогенетического развития отмечается по двигательным, поведенческим и языковым единицам.

tabl_9.jpg

Мотогенез человека
tabl_10.jpg

Психогенез человека
tabl_11.jpg

Логогенез человека

В рамках развития основных функций (движение, поведение, речь) человека происходит временный откат назад на 1 – 2 позиции. С нейрофизиологической точки зрения быстрые волны (более зрелый ритм мозга) сменяются на медленные волны (мене зрелые ритмы мозга). Именно в этот момент мозг начинает генерировать сигналы другого уровня (активация ствола мозга), позволяющие активировать клеточные механизмы адаптации и регенерации (Серов В.В., 1981; Шехтер А.Б.,1987). Эти процессы роста (структурные изменения) и дифференцировки (функциональные изменения) чётко прослеживаются в первый год жизни человека и в «пубертате». Этот механизм мною был назван как системная активация генетического аппарата нейрона с функциональным геномным импринтингом. Таким образом, происходит своеобразный возврат к ранним фенотипическим стадиям развития (возвратный фенотипический механизм). Подобное развитие событий (частичная дедифференцировка) отмечал Л.А.Орбели в денервированных тканях. Этот переход к более устойчивой (более древней) филогенетической форме жизни возникает из-за патологического растормаживания супрессированных в норме процессов (Г.Н.Крыжановский, 1997). Оно подобно тому явлению, которое имеет место в малигнизированных клетках, и представляет собой результат экспрессии тех генов, которые были ответственны за развитие ткани на ранних эмбриональных стадиях и супрессированны на поздних стадиях при дифференцировки ткани. Таким образом, также происходит своеобразный возврат к ранним генотипическим стадиям развития (возвратный генотипический механизм). Таким образом, в процессе развития генотипа или фенотипа отмечается общность реагирования системы – возврат назад к более устойчивым состояниям и достройки недостающих элементов системы. Этот процесс реконструкции напрямую связан с регенерацией и адаптацией к новым условиям существования.

Импульсация, поступающая в мозг, из какого бы анализатора (двигательный, слуховой, зрительный) она ни исходила, для нервной системы является афферентной стимуляцией (афферент). В коррекционной педагогике, при задержке развития или лёгких функциональных нарушениях, используется принцип интенсивной тренировки. Выключение информации на входе в ЦНС представляет собой деафферентацию. В восстановительной медицине (восстановительная неврология, восстановительная психиатрия, восстановительная логопедия), при недоразвитии или функциональных дефектах, используется принцип тренировки «до отказа (на грани переносимости). По существу, эта деафферентация представляет собой временный денервационный синдром с возвращением функций (локомоция, поведение, речь) назад на одну-две позиции (реверс фенотипа). Однако полной денервации патологического очага не происходит, так как нейроны ЦНС обладают огромным количеством афферентных входов. Тем не менее и при частичной деафферентации повышается возбудимость отдельных участков нервной ткани и нарушаются тормозные механизмы (Г.Н.Крыжановский, 1997). Последнее связано с изменениями мембраны нейронов, тормозных рецепторов, внутриклеточных процессов, с ослаблением стимуляции аппарата тормозного контроля нейрона, с перерывом тормозных путей. Деафферентация группы нейронов является одним из основных механизмов образования ГПУВ и ГСУВ. Разница заключается только в дозе воздействия на человека.

В клинике нарушений нервной системы механизм деафферентации с пессимальным торможением представлен общим реабилитационным синдромом (ОРС):

  • В эксперименте с двигательной функцией ОРС можно воспроизвести путём перерезки соответствующих задних корешков. Движения конечности на стороне деафферентации спинного мозга становятся размашистыми, плохо координированными. Обширная перерезка задних корешков влечёт за собой возникновение и другого феномена: конечность на стороне деафферентации начинает двигаться в такт с дыханием, глотанием, при движении других конечностей и т.п. Это явление получившее название феномена Орбели-Кунстмана, связано с растормаживанием и повышением возбудимости деафферентированных спинальных нейронов вследствие выпадения контролирующих афферентных влияний с периферии.
  • В эксперименте с поведенческой функцией ОРС можно воспроизвести при нейролептическом синдроме, который обусловлен снижением дофамина в нигростриарном пути и связанным с этим повышением глутамата и ацетилхолина. Фармакологическая деафферентация возникает при временной блокаде выделения нейромедиатора пресинаптической терминалью или при нарушении его связывания рецепторами на постсинаптической мембране. Например, нейролептики бутирофеноны (галлоперидол) или фенотиазины блокируют катехоламиновые (в частности, дофаминовые) рецепторы и вызывают частичную дофаминергическую денервацию. Симптоматика включает в себя брадифрению (замедленный темп мыслительной деятельности и речевой продукции), брадикинезию (замедленный темп движений, трудность начальных движений, трудность поворотов), ригидность (скованность, напряжённость мышц), симптом зубчатого колеса (прерывистость, ступенчатость движений), постуральную неустойчивость (неспособность удерживать равновесие, трудности ходьбы, падения), тремор конечностей, головы, языка, маскообразное лицо, замедление речевой деятельности, сгорбленную позу, семенящую походку и гиперсаливацию (слюнотечение как у малыша), микрографию, себорею. Если эти симптомы достигают выраженной степени, может развиваться акинезия, неотличимая от кататонии, вплоть до полной обездвиженности. Акинетико-ригидный синдром может проявляться дискинезиями и дистониями.

    При сильной стимуляции верхней части ствола мозга у кошки (гиперактивация сомногенных зон) путём создания в ней долгосрочного ГПУВ вызывает у неё постоянный практически непрерывный сон. При обширном выпадении чувствительности (сенсорная депривация) у больного также может возникнуть сон. Такой сон был вызван в эксперименте у собак путём выключения обонятельной, слуховой и зрительной афферентации (А.Д.Сперанский). Поразительный феномен описал Штрюмпель, наблюдавший больного, у которого отсутствовали все виды чувствительности и оставались активными только один глаз и одно ухо. Как только больной закрывал этот глаз и ухо рукой, у него возникал сон. В случае, описанном С.П.Боткиным, у больного сохранялась чувствительность только на одном из участков предплечья, больная постоянно спала, и лишь раздражение места сохранённой чувствительности пробуждало её. Афферентная стимуляция даже через единственный сохранившийся сенсорный канал вызывал пробуждение и активацию коры головного мозга. Подобного рода сон при сенсорной депривации обусловлен, по-видимому, не только выпадением «заряжающих» (по И.П.Павлову) сенсорных влияний с периферии через подкорку (торможение больших полушарий), но и активацией структур сомногенной системы (промежуточный и средний мозг), которые в условиях афферентного дефицита ЦНС, вероятно растормаживаются и активируются.

  • В эксперименте с речевой функцией ОРС можно воспроизвести путём звуковой деафферентации. Если человек длительное время находится в обогащённой звуковой среде (шум), то он начинает громко говорить. Этот феномен связан с временным оглушением. Временно активируются механизмы фонации (звукообразование и звуковедение), которые представлены в таламусе и покрышке четверохолмия. В конечном итоге временное нарушение регуляторной (дизрегуляция) и интегративной (дизинтеграция) деятельности нервной системы приводит к образованию новых интеграций в ЦНС. С функциональной точки зрения эти новые навыки и способности представлены новыми двигательными, поведенческими или речевыми единицами.

    Любая концепция болезни и выздоровления, подобная тем заболеваниям, о которых идёт речь, была бы не неполной, если не включала бы описания возможных вариантов течения патологического процесса (патогенез) и восстановления (саногенез). И в этом смысле концепция болезни повреждённого мозга (БПМ) занимает особое место, поскольку в её основе лежит патология ЦНС как единого системообразующего комплекса, интегрирующего адаптивный процесс на основе иерархического функционального синергизма включенных в него по необходимой потребности функциональной системы (ФС) целостного организма. Именно то, что неспецифично для конкретного заболевания, составляет специфическую структуру общего приспособительного механизма, закреплённого в эволюционном опыте живого. Такой филогенетически сформировавшийся единый механизм известен как общий адаптационный синдром (ОАС) Г.Селье, который развивается при непосредственном системообразующем участии ЦНС, а точнее, симпатический отдел нервной системы (СОНС) (Shahab L., Wollenberger A., 1967). В первой фазе ОАС любого генеза симпатическая эфферентация реализуется в виде тетрады: гипервентиляция, тахикардия, увеличение минутного объёма крови (МОК) и артериальной гипертензии (Меерсон Ф.З., 1973). Основной мотив этих изменений – тканевая гипоксия, результирующая первичную реакцию на внешний стимул. Доказательством приоритера ЦНС в организации срочной и долгосрочной адаптации могут служить результаты экспериментальной симпатической денервации (Brewer N.R., 1937; Bernthal T., 1938; Ардашникова Л.И., 1959; Chalmers J.P., 1967; Korner J.D., White S.W., 1966 и др.), когда экспериментальная десимпатизация нарушает течение ОАС. Общая неспецифическая реакция организма на внешний раздражитель, очевидно, обладает собственной мерой, которая определяется рядом обстоятельств. В первую очередь, вероятно, следует утвердиться в том, что ни характеристики внешнего стимула, ни особенности человека как реагирующего объекта не имеют никакого значения, если они рассматриваются в отрыве друг от друга. Кажется, именно в этом заключается причина многолетних споров теории Г.Селье и её критиков (Лазарев Н.В., Розин М.А., 1960, 1962, 1963; Горизонтов П.Д., Протасова Т.Н., 1968; Русин В.Я., 1978, и др.). Одни изучают ОАС, измеряя силу и экспозицию раздражителя, другие концентрируют внимание на исследовании структуры системной реакции. Но ни первые, ни вторые не проводят должного типологического и биоритмологического анализа испытуемых. В итоге от исследователя ускользает синтетическое решение проблемы, а его мысль обращается к неудержимой критике. Г.Селье обозначил пределы развития ОАС как эустресс-дистресс, подчёркивая, что «стресс не всегда результат необратимого повреждения», его не следует избегать, ибо «полная свобода от стресса означает смерть». Вышесказанное разом снимает сомнения, высказанные критикой, сосредоточенной на поисках доказательств ограниченности концепции стресс (Аршавский И.А.,1976,1982,1986; Гаркави Л.Х. с соавт.,1975,1979; Хлуновский А.Н., Старченко А.А.,1999). Имеющиеся в литературе фактологические данные (при их интерпретации на основе предлагаемого концептуального подхода) позволяют утверждать, что при различных вмешательствах в деятельность ЦНС адаптивный процесс при болезнях повреждённого мозга (БПМ) всегда протекает с периодами ухудшения и стабилизации. Факторы, влияющие на выраженность звеньев саногенеза ранжируются следующим образом: сила и экспозиция раздражителя, индивидуальная реактивность, возраст, время суток, сезон, пол (Золотухин С.А. с соавт.,1991). Весь процесс волнообразного течения БПМ (процесс адаптивной реверберации) можно отобразить наглядно

    ris_3.jpg

    Колебания динамического оптимума функции

    Ритмические (суточные, сезонные, годовые и многолетние) изменения свойств человека в пределах его модификационной изменчивости также накладывают отпечаток на характер организации реабилитационного (адаптивного) процесса в связи с динамикой индивидуальной хронорезистентности (Reinberg A., 1976; Берёзкин М.В., 1977; Новиков В.С., 1991). Если представить генетически и фенотипически детерминированные пределы, в которых происходят ритмические изменения реактивности и резистентности у спортсмена (здорового человека), то совпадение момента активации (кратковременное и дозированное повреждение) с вектором снижения реактивности и резистентности, безусловно, более неблагоприятно для инвалида (больного человека), поскольку эта зона характеризуется активным расходом ресурсов адаптивного потенциала саногегеза (АПС) (хронэнергия) на фоне повышения индивидуальной чувствительности (хроноэстезия) (Reinberg A., 1976).

Концепция болезни поврежденного мозга (несформированные или разрушенные функции) заставляет реабилитологов встраивать человека в определенную колею или вектор эволюционно-историко-культурального развития (мото-психо-логогенез). Человек заново проходит все стадии физического, психического и речевого развития (как ребёнок после рождения до 5-6 лет), которые проявляются нейропластичностью (регенерация и дифференцировка). На ЭЭГ эти процессы отражаются в динамической организации мозговых систем. Таким образом, афферентный сигнал (дозированная реабилитационная нагрузка) вначале в центральной нервной системе формирует системную генерацию биоэлектрической активности (генерация санологически усиленного возбуждения или ГСУВ), а в последующем запускает афферентный синтез (последовательную экспрессию генов).

Для справки:      Любая адаптация проявляется активным синтезом аминокислот. В процессе направленной адаптации (АФР, ППР, ВРР) в результате пессимального торможения (фаза рефрактерности) в определённом участке нервной ткани (или этаже мозга) возникает временное «обнулирование» заряда на поверхности (или мембране) нервной клетки. Это электродинамическое состояние («катодическая депрессия») вызывает активацию электрохимических процессов в самом ядре нейрона. На фоне системной активации генетического аппарата нейрона (тренировка) происходит функциональный геномный импринтинг (научение). В положение «сед согнувшись» (эмбриональная поза человека), из-за длительной стимуляции нервных клеток, они начинают деафферентироваться. Как и во время родовой деятельности, внутричерепная гипертензия или кратковременный гидроцефальный синдром (сдавление черепа плода в родовых путях или «гидроудар») запускает механизм нейроонтогенеза: вначале возникает активация нейроглии, а затем растормаживание самих нейронов. Таким образом, прослеживается закономерность:

 «эмбриональная поза» ---- «позные  рефлексы»
 (сед согнувшись) (основной рефлекс на растяжение) 

Утомление в мышечной ткани приводит к деполяризации в нервной ткани. Отсутствия заряда на мембране самой клетки или его «стекание» приводит к формированию потенциала действия на мембране самого ядра. С этого момента подавляются функции клеточной мембраны (барьерная или защитная, восприятие изменений внутренней среды, создание электрического заряда, передача сигналов от одной клетки к другой, транспорт и др.) и ядро начинает обеспечивать свою основную функцию – синтез белка в клетке. Из-за активации электростатических сил отталкивания в молекуле ДНК ядра клетки (потенциальная биоэнергия) запускаются электродинамические и электрохимические (кинетическая биоэнергия) процессы синтеза аминокислот. Управление синтезом белка включает два этапа. Первый этап называется транскрипцией, - это создание на матрице ДНК информационной РНК (иРНК), которая содержит код управления синтезом определенного белка. Кодом иРНК является последовательность расположения нуклеотидов, повторяющая генетический код ДНК. Второй этап (трансляция) происходит на рибосомах: иРНК, синтезируемая в ядре, через поры ядра поступает в рибосомы, где осуществляется сборка полипептида (белка) из аминокислот, доставляемых тРНК, синтезируемой также в ядре клетки. Таким образом, пусковым механизмом развития (восстановления) являются не биохимические процессы, а изменение потенциала в ЦНС (пароксизмальная активность) или временное «обнулирование» нейронных ансамблей (изменение напряжения).

Ключевым периодом в естественном нейроонтогенезе является рождение, которое прокладывает жесткую разделительную грань между внутриутробным (генотип) и постнатальным (фенотип) развитием, которое включает тип общения или строй языка. Это главным образом касается динамики развития дендритного ветвления (по лат.- дендиризация; по франц. – арборизация; по англ. – спраутинг), функциональная «масса» которого (т.е. серое вещество головного мозга) в постнатальном периоде прежде всего определяет структурную массу и объем функциональных систем, а также всего мозга в целом. Именно в раннем периоде, т.е. сразу же после рождения можно проследить четкую последовательную связь между мощностью суммарной афферентации той или иной модальности (стимуляция анализаторов), стимуляцией формирования новых синаптических контактов, морфологически проявляющегося запуском аксонодендритного ветвления, с одной стороны, и увеличением объема дендритного дерева и в конечном счете – массы соответствующего отдела мозга – с другой. Примером могут служить эксперименты Б.Н.Клосовского (1960), отметившего увеличение массы варолиева моста в экспериментах с вращением новорожденных на специальных площадках. Таким образом, роль афферентации особенно велика на ранних стадиях онтогенеза, когда ее достаточность стимулирует закономерную цепь структурных и функциональных преобразований в мозге. С другой стороны, еще в работах Л.А.Орбели (1939) доказана возможность «обратного хода событий» при недостаточности афферентации с возвратом дезафферентированных систем на более ранние и менее дифференцированные стадии функционального развития. В дальнейшем появились работы, свидетельствующие в этих случаях о возможности и не только функционального регресса, «отступления», но и «структурной дедифференцировки» (Ильин В.С., 1968, 1975).

Разрабатывая концепцию длительного тренировочного процесса как реабилитационного процесса, проанализирован большой научный опыт, накопленный исследователями в области адаптации организмом к многократно повторяющимся физическим, психическим и речевым воздействиям. Л.Х.Гаркави, Е.Б.Квакин и М.А.Уколова убедительно доказали, что адаптационные процессы организма развиваются в зависимости от количества (объём нагрузки) и качества (интенсивность нагрузки) раздражителя. Важно отметить, что направленная адаптация имеет место только при том условии, что повреждающий фактор (афферентный стимул) обладает достаточной интенсивностью (дозированный раздражитель) и длительностью действия. Если он (повреждающий фактор) действует кратковременно, то состояние адаптации не формируется. Если повреждающий фактор (афферентный стимул) действует длительно или повторно прерывисто, это создаёт достаточные предпосылки для формирования так называемых «структурных следов» (Ф.З.Меерсону, 1983).

С открытия Г.Селье (Нобелевский лауреат 1936 г) известно, что стресс (эустресс и дистресс) ведёт к ответным защитным процессам, которые достигаются ценой повреждения. Недозированная и чрезмерная нагрузка (афферентный сигнал) в нервной системе проявляется генерацией патологически усиленного возбуждения (ГПУВ). ГПУВ является признаком дистресса и запускает типовые патологические процессы (патогенез). Длительная и дозированная нагрузка (афферентный сигнал) в нервной системе проявляется генерацией санологически усиленного возбуждения (ГСУВ). ГСУВ является признаком эустресса и запускает типовые реабилитационные процессы (саногенез). Поэтому для восстановления мозга в интегративную (динамическую) систему, а значит самого человека необходимо включать единый комплекс адаптивно-физической (длительные статические упражнения), психолого-педагогической (театрализованные трагические игры) и вокально-речевой реабилитации (изучение родного языка как иностранного)

tabl_5-12.jpg

Основные технологии

В следствие чересчур расширенного толкования термина «реабилитация» это понятие смешивается с понятием лечение (от греч. тherapia - терапия) и профилактика. Так как лечебные и реабилитационные, реабилитационные и профилактические мероприятия тесно взаимосвязаны их нужно методологически развести. Исходя из практической целесообразности, предлагаю следующее условное разделение:

ЛЕЧЕНИЕ  – это мероприятия, связанные с «тушением пожара» у больного человека; конечным результатом лечения является сохранение жизненно важных функций человека (дыхание, сердцебиение, мочеиспускание, пищеварение, дефекация, потоотделение, гомеостаз, иммунитет и т.д.). На сегодняшний день лечение представлено хирургическими методами, фармакотерапией и физиотерапией. Термин «лечение» всегда относится к инфекционным и острым состояниям угрожающим жизни.

РЕАБИЛИТАЦИЯ – это мероприятия, связанные с «капитальным ремонтом» больного человека; конечным результатом реабилитации является исправление и развитие до нормы основных функций человека (движение, поведение, речь). На сегодняшний день реабилитация подразделяется на медицинскую, педагогическую (в т.ч. профессиональную) и социальную реабилитации Термин «реабилитация» всегда относится к неинфекционным и хроническим состояниям не угрожающим жизни.

ПРОФИЛАКТИКА – это мероприятия, связанные с  «надстраиванием дополнительных акцессуаров» у здорового человека и его приукрашивание; конечным результатом профилактики является приобретение новых качеств жизни и их совершенствование (здоровье, счастье, красноречие). На сегодняшний день профилактика формируется из закаливания, вакцинации и спорта. Термин «профилактика» всегда относится к стрессам или перегрузкам.

Таким образом, реабилитация занимает промежуточное положение между лечебными и профилактическими мероприятиями.На этапе медицинской реабилитации нужно различать клинический диагноз, реабилитационный диагноз и реабилитационный процесс. Первичным является диагностика. Эту экспертизу должны проводить врачи (невролог со специализацией ортопедия; психиатр со специализацией психология; фониатр со специализацией логопедия), которые в составе клинико-экспертной комиссии определяют индивидуальную программу реабилитации (ИПР). Исследование головного мозга человека, и в особенности мозгового обеспечения движения, поведения и общения, т.е. специфических форм деятельности, естественно, имеет свои характерные черты, связанные как с уникальной сложностью исследуемого объекта, так и с этическими и методологическими ограничениями, возникающими при работе с человеком. К настоящему времени в медицине, психологии и лингвистике сложилось достаточно большое количество разнообразных подходов к изучению этой проблемы. Опыт изучения мозговых механизмов восстановления стойких нейроортопедических (неврологических), психотических (поведенческих) и логопедических (лингвистических) нарушений, и в особенности процессов динамического системообразования, подтверждает насущную необходимость применения комплексного подхода, при этом подразумевается не простое механическое увеличение числа регистрируемых параметров и применяемых методов их обработки, а использование взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга методов, адекватных поставленным задачам в рамках единой методологии (общий реабилитационный синдром или восстановление через обострение)

ris_4.jpg

Модель выхода из болезни

На втором месте находятся сами занятия, которые осуществляются до уровня переносимости (физическое перенаряжение при АФР влияет на выносливость, эмоциональное перенапряжение при ППР влияет на внимательность, голосовое перенапряжение при ВРР влияет на коммуникабельность) или в режиме «до отказа». При этом подразумевается не простое механическое увеличение нагрузки, а использование «мощной афферентной атаки», гармонизирующая всю нервную систему человека, в рамках возрастных этапов двигательного, психического и речевого развития. Кинестетический, зрительный и слуховой анализаторы взаимосвязаны по уровням их функциональной активности (на каждом этаже). Корреляция (межсенсорные связи) в основном является прямой, показывающей, что по мере возрастания чувствительности одного анализатора увеличивается активность другого. Большую осторожность необходимо соблюдать при тренировке в диапазоне предельных нагрузок, где зависимость «доза — эффект» имеет вид параболической кривой.

ris_5s.jpg

Принцип компенсации и декомпенсации

Общая структура реабилитационных занятий базируется на чётко определённых физиологических, психологических и педагогических принципах

ris_2.jpg

Базовые цели реабилитации

Длительность одного реабилитационного занятия равна 45 минутам. Реабилитационное занятие может быть длиннее или короче, при этом его продолжительность зависит от возраста пациента, его индивидуальных особенностей, клинической картины заболевания, объёма и интенсивности нагрузки. В реабилитационном процессе различают три уровня структуры: микроструктуру – последовательность отдельных реабилитационных занятий (АФР, ППР, ВРР) в течении одного дня или микроцикл; мезоструктуру – серия средних циклов или количество реабилитационных занятий (АФР, ППР, ВРР) в неделю; макроструктуру – структуру большого цикла. Макроцикл состоит из 100 занятий и составляет один курс реабилитации. Вначале индивидуальной программы реабилитации (индивидуального реабилитационного маршрута) применяется принцип переменно-стандартного упражнения с прогрессирующей нагрузкой, однако в основе реабилитационных занятий лежит принцип повторного стандартно-непрерывного упражнения. Принцип непрерывности реабилитационного процесса всегда приводит к обострению основного заболевания. У больных и инвалидов с проблемами нервной системы, психики и речи с уже изменено-сниженной адаптацией обязательно используется принцип системного чередования нагрузок и отдыха.

При синдромах недоразвития или задержки развития тех или иных функций могут возникать психопатологическая продукция, аффективные нарушения (бредовые фантазии или аутизм, вплоть до ступора), а также нарушения витальных функций (нарушение ритма дыхания или сердцебиения, вплоть до остановки). Целью комплексной реабилитации с «сверхотягощениями» на первом этапе является кратковременный «срыв адаптации» (cтресс-реакция), а на втором - формирование (заново) степени зрелости человека (нормы) и его мозга в частности. Эти восстановительные процедуры выполняют педагоги со специальной подготовкой (тренеры-реабилитологи, психологи-реабилитологи, логопеды-реабилитологи). На занятиях по АФР реабилитолог использует законы биологии и биомеханики, через лечебную растяжку (процесс или механизм воспаления) управляет выносливостью. На занятиях ППР реабилитолог использует законы психологии и биоинформатики, через лечебный театр (процесс или механизм внушения) управляет вниманием. На занятиях ВРР реабилитолог использует законы лингвистики и биоакустики, через лечебное пение (процесс или механизм прослушивания) управляет коммуникациями. Конечной целью индивидуальной программы реабилитации (ИПР) является управление регенерацией, которая отражается пластичностью нервной системы. Реабилитационный процесс (структурно-функциональная реставрация или направленная адаптация) состоит из трёх видов: адаптивно-физическая реабилитация (АФР), психолого-педагогическая реабилитация (ППР) и вокально-речевая реабилитация (ВРР)

tabl_6-13.jpg

Вид тренировки
tabl_7-14.jpg

Виды возбуждения
При этом каждая реабилитационно-коррекционная процедура делится на три этапа: разминка, основное упражнение и заключительную часть.

Адаптивно-физическая реабилитация является составной частью общей модели медицинской реабилитации. АФР осуществляется через упруго-статические физические упражнения (длительная поза) или лечебную растяжку с отягощением. Нагрузки или «отягощения» в рамках АФР осуществляются грузом в положении «сед согнувшись» (давление осуществляется на спину до двух-трёх-четырёх масс собственного тела, в рамках возрастного коэффициента становой силы и бинтование конечностей эластическими бинтами), тракцией и иммобилизацией. Оздоровительная изометрическая гимнастика – это форма тренировки.     Основой  адаптивно-физической реабилитации (АФР) является тренировочный процесс. Длительное и постоянно возрастающее физическое перенапряжение в статических упражнениях является основным специфическим средством, с помощью которого достигается  направленное воздействие на тело (сокращение, содружественные движения, вертикализация и разнообразная биомеханика) пациента. Со структурно-функциональной точки зрения, периферическим концом двигательного анализатора являются скелетные мышцы, а конечным – центральная извилина и лобные доли головного мозга. Через модально-специфические стимулы происходит формирование новых (недостающих) нейро-моторных связей. Детерминантой на АФР выступает генератор условно-патологически усиленного возбуждения в двигательном анализаторе (мышцы, сухожилия, надкостница), к образованию которого вследствие боли предрасполагает глубокая растяжка с отягощением. По принципу биологической обратной связи (мощная афферентная атака) происходит «генерация заряда» в мышцах и формирование новых нейронных ансамблей в мозге. Позиционно-гимнастическая реконструкция тонуса мышц в форме (посредством) глубокой растяжки даёт уникальную возможность формирования и подстройки рефлекторной, инстинктивной, сознательной, личностной форм управления движением (биомеханикой), а также искусственного раскрытия миелиновой оболочки, коррекции нейроглии и синапсов. Именно статические (боль), а  не динамические  упражнения позволяют решать реабилитационно-коррекционные задачи. В основе АФР лежит онтогенетически  последовательная стимуляция двигательного развития (мотогенез) с учетом качественных специфических нарушений, характерных для разных клинических форм заболевания. С помощью онтогенетически ориентированной кинезиотерапии (возвратный мотогенез) осуществляется глубокая растяжка мышц (перетяжка), влияющая на выносливость (сквозной биологический процесс). Восстановление двигательного стереотипа необходимо проводить поэтапно (курсами) в ходе специальных упражнений, с учетом степени сформированности основных двигательных функций (навыков). При наличии комплексного подхода в реабилитации, в том числе специальных гимнастических занятий (АФР), можно полностью исправить имеющиеся двигательные нарушения и предупредить формирование патологических двигательных стереотипов (двигательные дефекты).
Психолого-педагогическая реабилитация является составной частью общей модели медицинской реабилитации. ППР осуществляется через эмоционально-стрессовые психологические игры (длительный аффект) или лечебный театр со «страшилками». Нагрузки или «отягощения» в рамках ППР осуществляются «ужасающим» сценарием (до «инициации жертвоприношения», «инквизиции», спецсредств с применением мер физического стеснения и временного ограничения свободы), декорациями и игрушками. Эмоционально-стрессовая психотерапия – это форма  воспитания. Основой психолого-педагогической реабилитации (ППР)  является воспитательный процесс.  Длительное и постоянно возрастающее эмоциональное напряжение в театрализованных  играх является основным специфическим средством, с помощью которого достигается  направленное воздействие на психику (чувства, восприятие мира, подсознание и самосознание) пациента. Со структурно-функциональной точки зрения, периферическим концом зрительного анализатора являются глаза, а конечным - затылочные доли головного мозга. Через модально-специфические стимулы происходит формирование новых (недостающих) нейро-визуальных связей.  Детерминантой на ППР выступает генератор условно-патологически усиленного возбуждения в зрительном анализаторе, к образованию которого вследствие страха предрасполагает психологическая трагедия с аффектом. По принципу психической обратной связи (мощная афферентная атака) происходит «генерация заряда» в глазах и формирование новых нейронных ансамблей в мозге. Художественно-постановочная реконструкция значимых событий жизни в форме (посредством) психологической трагедии дает уникальную возможность формирования и подстройки рефлекторной, инстинктивной, сознательной, личностной форм управления психикой (поведением), а также искусственного раскрытия механизма мотиваций, коррекции сознания и подсознания. Именно трагические (страх), а не драматические игры позволяют решать реабилитационно-коррекционные задачи. В основе ППР лежит онтогенетически  последовательная стимуляция умственного развития (психогенез) с учетом качественных специфических нарушений, характерных для разных клинических форм заболевания. С помощью онтогенетически ориентированной психотерапии (возвратный психогенез) осуществляется глубинная психотерапия поведения (перевоспитание), влияющая на внимательность (сквозной психический процесс). Восстановление поведенческого стереотипа необходимо проводить поэтапно (курсами) в ходе специальных занятий, с учетом степени сформированности основных психических функций (навыков). При наличии комплексного подхода в реабилитации, в том числе специальных театрализованных занятий (ППР), можно полностью исправить имеющиеся поведенческие нарушения и предупредить формирование патологических поведенческих стереотипов (психические дефекты).
Вокально-речевая реабилитация является составной частью общей модели медицинской реабилитации. ВРР осуществляется через звуко-речевые лингвистические уроки (длительные вокализации) или лечебное пение с громким аудированием. Нагрузки или «отягощения» в рамках ВРР осуществляются надавливанием на грудную клетку и брюшную стенку до двух-трёх масс тела с целью ограничения экскурсии грудной клетки и изменения ритма дыхания, а также громким голосом (до кратковременного оглушения, функциональной дисфонии и ненормативной лексики), выкрикивания и активным спором. Звуко-речевая логотерапия – это форма  обучения. Основой вокально-речевой реабилитации (ВРР) является лингвистический процесс.  Длительное и постоянно возрастающее голосовое давление (нижний регистр – грудная клетка и живот, средний регистр – глотка, верхний регистр – пазухи и каналы лицевого скелета) в речевых занятиях является основным специфическим средством, с помощью которого достигается  направленное воздействие на речь (слух, голосовое сосредоточение, внутренняя и внешняя речь) пациента. Со структурно-функциональной точки зрения, периферическим концом слухового анализатора являются уши, а конечным - височные доли головного мозга. Через модально-специфические стимулы происходит формирование новых (недостающих) нейро-вокальных связей. Детерминантой на ВРР выступает генератор условно-патологически усиленного возбуждения в слуховом анализаторе, к образованию которого вследствие крика предрасполагает громкий голос в импрессивной речи. По принципу лингвистической обратной связи (мощная афферентная атака) происходит «генерация заряда» в ушах и формирование новых нейронных ансамблей в мозге.  Фонационно-лингвистическая реконструкция родной речи в форме (посредством) интенсивного обучения даёт уникальную возможность формирования и подстройки рефлекторной, инстинктивной, сознательной, личностной форм управления родным языком (общением), а также искусственного раскрытия механизма голосообразования, коррекции внешней и внутренней речи.  Именно импрессивная (крик), а не экспрессивная речь позволяет решать реабилитационно-коррекционные задачи. В основе ВРР лежит онтогенетически  последовательная стимуляция речевого развития (логогенез) с учетом качественных специфических нарушений, характерных для разных клинических форм заболевания. С помощью онтогенетически ориентированной фонопедии (возвратный логогенез) осуществляется глубокое растормаживание речи (переобучение), влияющая на коммуникабельность (сквозной социальный процесс). Восстановление речевого стереотипа необходимо проводить поэтапно (курсами) в ходе специальных занятий, с учетом степени сформированности основных коммуникативных функций (навыков). При наличии комплексного подхода в реабилитации, в том числе специальных лингвистических занятий (ВРР), можно полностью исправить имеющиеся речевые нарушения и предупредить формирование патологических речевых стереотипов (речевые дефекты). 
Речь идёт о масштабной работе, содержание которой выходит далеко за рамки ее названия - она охватывает всё проблемное поле, связанное с единством духа, души и тела.  Трехсторонняя связь между гено-типом, фено-типом и типом общения человека или соотношение основных функций (движение, поведение, речь) человека значительно теснее, чем мы предполагаем. В результате направленной структурно-функциональной адаптации в виде комплекса восстановительных мероприятий по адаптивно-физической, психолого-педагогической и вокально-речевой реабилитации, человек с проблемами нервной системы, психики и речи заново проходит все этапы физического, психического и речевого развития (как ребёнок с момента рождения до 5 – 6 лет)На основании проведенных исследований можно сказать, что при использовании онтогенетически ориентированных специальных видов нагрузки на грани переносимости (вид тренинга «до отказа»+научение) запускается механизм фенотипического контроля разных этапов постнатального развития.

      Для справки:      На сегодняшний день развития нейронаук известно как работает одна нервная клетка и как устроен мозг человека вцелом. На основании этих знаний (законов) можно управлять развитием человека; его ген-о-типом (наследственная информация) и фен-о-типом (приобретённая информация). Эти законы подтверждены серией кропотливых исследований. Важным этапом в развитии генетики являются открытия Люиса, Вейсхауза и Ньюслайнд-Волхорд, удостоенных Нобелевской премии 1995 г. за открытие механизмов генетического контроля разных этапов эмбрионального развития. На тканевом уровне уже открыты ростовые факторы – стимуляторы роста (фактор роста фибробластов, кости, эпидермиса, нервов и т.д.) и его ингибиторы – кейлоны. Так, например, фактор роста нервов, был открыт еще в 40-50-е годы ХХ столетия, благодаря работам Гамбургера и Леви-Монтальчини. Только в  1986 г. они получили Нобелевскую премию.

       При исправлении дефектов развития или заболевания необходимо дозируемое, многократно повторяющееся усилие (вынужденная мера). Восстановление единой линии развития человека (реиннервация и реафферентация) происходит с помощью реабилитационных технологий (АФР, ППР, ВРР), моделирующих нейроонтогенез. В процессе прохождения по реабилитационному маршруту осуществляется системная активация генетического аппарата нейрона с функциональным геномным импринтингом. Иными словами, с помощью методик, основанных на концепции «возвратного нейроонтогенеза» (онтогенетически последовательная стимуляция  развития человека) можно реконструировать («реставрировать») патологическую нейрональную сеть и сформировать заново новую динамическую организацию мозговых систем. Вскрыт концептуальный механизм динамического пато-и-саногенеза

chema_5.jpg

Основы динамического пато-и-саногенеза
Переход от функциональных систем (по П.К.Анохину) к патологическим системам (по Г.Н.Крыжановскому) осуществляется через неуправляемый стресс (дистресс по Г.Селье или чрезмерное повреждение). Переход от патологических систем (заболевание) к новым функциональным системам (выздоровление) осуществляется через управляемый стресс (эустресс по Г.Селье  или дозируемое повреждение в процессе тренинга + научение).  Таким образом, сформировав «окно в онтогенез или нейроонтогенез», можно осуществлять коррекцию развития человека (возвратный мотогенез, возвратный психогенез, возвратный логогенез) и его ритмов мозга (медленные и быстрые волны). В этом случае обострение или временный срыв адаптации – это  цена вопроса



Количество просмотров: 1489 Лечение нагрузкой(адаптация человека в процессе возвратного нейроонтогенеза)
Опубликовано: 27.08.2014 20:25:57
Изменено: 28.01.2015 04:12:20
Первый просмотр: 15.09.2014 01:53:37
Крайний просмотр: 13.12.2017 07:04:56

Короткая ссылка: http://мышляев.рф/~uosYn
Предыдущая статья | Следующая статья

Возврат к списку статей

  (Голосов: 7, Рейтинг: 3.66)


Материалы по теме «Авторские статьи»



Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, нажмите Ctrl+Enter. Мы сделаем сайт лучше!


+7 (831) 293-42-32
8 800 550 35 40 (звонок бесплатный)